10 оскорблений от Шекспира, которые работают лучше, чем современные

Сверка произведена по Избранным сочинениям в двух томах, изд-во"Художественная литература", Москва, г. Данный текст создан на основе файла . Разрешено свободное распространение при условии сохранения целостности текста включая данную информацию. Разрешено свободное использование для некоммерческих целей при условии ссылки на источник. Публичная Электронная Библиотека - товарный знак и знак обслуживания, принадлежащие Евгению Пескину. Ничьих не требуя похвал, Счастлив уж я надеждой сладкой, Что дева с трепетом любви Посмотрит, может быть украдкой, На песни грешные мои. У лукоморья дуб зеленый; Златая цепь на дубе том: И днем и ночью кот ученый Все ходит по цепи кругом; Идет направо - песнь заводит, Налево - сказку говорит. И я там был, и мед я пил; У моря видел дуб зеленый; Под ним сидел, и кот ученый Свои мне сказки говорил.

Беглец - Лермонтов М.Ю.

В противном случае перед тобой постоянно стоят какие-то ограничения, что-то мешает и не дает раскрыться, а ты просто трус. Тема смелости и трусости, борьбы со своими страхами и ее исход интересовала многих писателей. Не стал исключением и Л. Толстой, отразивший в своем главном романе множество важных нравственных тем, включая эту. В обычной жизни это скромный и застенчивый человек с невероятно добрыми глазами.

В бою он приобретает решительность, смело принимает командование и берет на себя ответственность.

или страх; большая часть была в помешательстве. Мы проходили . И поле бранное считать себе забавой, // На лаврах отдыхать при звуке громкой.

Рассказать Рекомендовать Великий Уильям Шекспир умер уже четыреста лет назад, но некоторые из его ругательств все еще продолжают быть актуальными. Используйте оскорбление от Шекспира - и сможете не просто оригинально поставить надоевшего хама на место, но и показать свою образованность! Нередко таковыми являются именно политики — как во времена английского писателя, так и в наши дни. Поэтому Шекспир смело и метко решает использовать это слово как синоним плута и притворщика. Проклятый и изнеженный козел Изнеженный козел?

Звучит как название животного, на которое хотелось бы взглянуть в зоопарке! Видимо, на его взгляд, поведение козлов никакой симпатии вызывать не может. Привратник борделя В работе швейцара нет ничего позорного, но только если речь не идет о публичном доме.

И я был витязь удалой! В кровавых битвах супостата Себе я равного не зрел; Счастлив, когда бы не имел Соперником меньшого брата! Ты, ты всех бед моих виною! Семейства нашего позор, Мой дивный рост от юных дней Не мог он без досады видеть И стал за то в душе своей Меня, жестокий, ненавидеть. Я был всегда немного прост, Хотя высок; а сей несчастный, Имея самый глупый рост, Умен как бес — и зол ужасно. Я в черных книгах отыскал, Что за восточными горами В глухом подвале, под замками Хранится меч — и что же?

Потому что без страха перед Небесами нет мудрости и нет понимания глубин Торы. Глупые не поймут, они презирают и мудрость и мораль. Мудрый .. от согрешения ногами - чтобы не шли по плохой дороге. .. Один продал другому поле и тот, когда пахал, нашёл кувшин с драгоценными камнями.

Видел дед, как пулеметом внука в поле враг скосил. Жажда мести в нем на битву подняла остаток сил. Видел мальчик, как сестренку поволок к овину враг, И, схватив винтовку вражью, убежал к своим в овраг. То не молния укрылась в загустевших облаках. То народной силы ярость в тихих спряталась лесах. Танки шли, готовя нашим неожиданный удар.

Заградил им путь и сжег их золотой лесной пожар. Десять дерзких смело рвали провода вокруг дорог. Их убили, но другие десять выполнили долг. Нет в тылу врагов ни кочки, ни куточка, ни угла, Где б опасность не таилась, где б их смерть не стерегла. Ежась, корчась и робея, тьмы ночной боится враг. Всюду выслежен незримо каждый ход его и шаг. За опушкой над полями вдруг зарница проблеснет, — Враг уж слышит, как стрекочет партизанский пулемет.

Бейте смело, партизаны, бейте яростно врага!

Стихотворения 1830 года / Стихотворения

Кондратий Рылеев - Думы . Олег Вещий Рурик, основатель Российского государства, умирая в г. Опекун мало-помалу сделался самовластным владетелем. Время его правления примечательно походом к Константинополю в году.

И бранный звон литавр, и клики Что презирает он свободу, Ни в чистом поле, ни в дубраве, . Я близ тебя не знаю страха — .. Но время шло.

Нет, дружина, нам не до веселья… И, скорбя, Великий Святослав Изронил, и, со слезой смешав, Речь сказал звучания такого: Вы, князья, мне как сыны родные! Рано в Степь ушли — творить расправу, Старшинством желая пренебречь! В трудный путь на подвиги послав; Острого ума — и не хватило… Или я, старик седой, не прав? И кому, скажите, это надо, — Старший князь, почти, что ваш отец, Поражён не силою булата — Не победу принесли два сына, А позор серебряным сединам!

Будет пухом им теперь земля Что для битвы в половецкой шири Киева полки не захватили, Вой, не вой — судьба неумолима, Павших ни за что не возвратить! Где же вы, Чернигова дружины? Одному — как Русь оборонить? Что за жизнь негодная настала! Как не вспомнить прошлые походы, Нашу многочисленную рать! Брали верх, бросаясь на рожон. В бой рвались, превозмогая раны, Бок о бок с шельбирами татраны.

И с победой в Русскую державу Приходили и покой, и слава!

сказка руслан и людмила часть 4

И мы ее назвали Родиной, Назвали матерью родной. Казак страдал по ней в туретчине, Страдал, шагая по неметчине, И плакал, в горькую траву, Роняя буйную главу. Просил лишь, чтоб в последний миг Над ним светило небо Родины Где слышен вольной птицы крик. Путь его на Краснодар - закрыт.

Когда оба войска сошлись на одном поле (при местечке Димитрицы), то сицилийцы . на смерть всех пленных, презирая закон человечности и от счастливого чтобы таким образом внушить страх не только чужеземцам, но и самим немедленно поднимет проти оружие и сядет на бранного коня.

Ты в каждом ратнике узришь богатыря, Их цель иль победить, иль пасть в пылу сраженья За Русь, за святость алтаря. Ретивы кони бранью пышут, За строем строй течет, все местью, славой дышат, Восторг во грудь их перешел. Летят на грозный пир; мечам добычи ищут, И се — пылает брань; на холмах гром гремит, В сгущенном воздухе с мечами стрелы свищут, И брызжет кровь на щит. Не вы неистовству и гордости пределы! Края Москвы, края родные, Где на заре цветущих лет Часы беспечности я тратил золотые, Не зная горести и бед, И вы их видели, врагов моей отчизны!

И вас багрила кровь и пламень пожирал! И в жертву не принес я мщенья вам и жизни; Вотще лишь гневом дух пылал!.. Где ты, краса Москвы стоглавой, Родимой прелесть стороны? Где прежде взору град являлся величавый, Развалины теперь одни; Москва, сколь русскому твой зрак унылый страшен! Исчезли здания вельможей и царей, Все пламень истребил. Венцы затмились башен, Чертоги пали богачей.

Кондратий Рылеев - Думы

Храбрость больше нужна — чтобы стерпеть поражение, нежели победить. Если человек не обладает храбростью — они становятся тупиковыми.

Немудрые мужья требуют от жен подчинения и страха чужих лиц презрительный взгляд на женский пол: как же мужу-то презирать свою жену Нам кажется чрезмерно строгим такой приговор слова Божия за одно бранное слово. Напомним, о чем шла речь в вопросе о повиновении жены мужу.

Пойди ты, пуляяжелезо, в свою землююмать, Чтобы моего тела никому не пострелять. Стрела — древо — колка в лес. Слово мое, иди до небес. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Ныне и присно и во веки веков. Чтобы солдат не тосковал по дому Когда сын уйдет в армию, чтобы тоска не томила сердце, возьмите его рубаху, сходите к реке и, прополоскав ее, скажите: Берег-отец, вода-мать, А из души раба Божия имя вся тоска уйдет.

Вымаливание жизни для тяжело раненного человека О страстотерпцы Христовы, вы мужественно пострадали и за Христа смерть приняли. Сорок святых, сорок мучеников, вспомните свое тяжкое мученье и Иисуса Христа ученье. Велите этим ранам уняться и от смертного одра подняться. Заговор, чтобы не покалечило Из письма: Пишет Вам жена мужчины, который изображен на фотографии.

Я бы Вас не побеспокоила, но мне очень страшно, так как начинает сбываться то, что нам предсказала одна старушка.

ВОСПОМИНАНИЯ В ЦАРСКОМ СЕЛЕ

Всё остальное глупости и сплетни. Размахивая флагами, идут… Но выживут лишь первый и последний, А остальные, лягут в землю. Одни насмешки и одни сомненья, В воспоминаниях без мысли и без слов.

Но чтоб не коснулся души твоей страх, Пусть имя Господне Нас провожают пустые поля. С тихою И на полях жестоких, бранных. Победы . Тех, что храбро шли в штыки! Лихо мы . Опасность гордо презирая, Под ливнем.

И я был витязь удалой! В кровавых битвах супостата Себе я равного не зрел; Счастлив, когда бы не имел Соперником меньшого брата! Ты, ты всех бед моих виною! Семейства нашего позор, Мой дивный рост от юных дней Не мог он без досады видеть И стал за то в душе своей Меня, жестокий, ненавидеть. Я был всегда немного прост, Хотя высок; а сей несчастный, Имея самый глупый рост, Умен как бес - и зол ужасно.

Притом же, знай, к моей беде, В его чудесной бороде И, все на свете презирая, Доколе борода цела - Вот он однажды с видом дружбы"Послушай, - хитро мне сказал, - Не откажись от важной службы: Я в черных книгах отыскал, Что за восточными горами, В глухом подвале, под замками Хранится меч - и что же? Я разобрал во тьме волшебной, Что волею судьбы враждебной Сей меч известен будет нам; Что нас он обоих погубит: Мне бороду мою отрубит, Тебе главу; суди же сам, Сколь важно нам приобретенье"Ну, что же?

И сосну на плечо взвалил, А на другое для совета Злодея брата посадил; Шагал, шагал и, слава богу, Как бы пророчеству назло,.

НА ПОЛЕ РУССКОЙ БРАНИ

Вот и нынче Русь распнём! Эх, и славно погуляем Нет, дружина, нам не до веселья…

(Мамка, потерявшая от страха дар речи, пыхтя и отдуваясь, жестами и мимикой пытается объяснить, что произошло). .. ИЛЬЯ: В поле съезжаются, родом не считаются, хвались тогда, как сможешь, а бог даст, . Ой, да, шли веселые, . На великое дело, на бранное. . Ох, как я их ненавижу, презираю!.

И я был витязь удалой! В кровавых битвах супостата Себе я равного не зрел; Счастлив, когда бы не имел Соперником меньшого брата! Ты, ты всех бед моих виною! Семейства нашего позор, Мой дивный рост от юных дней Не мог он без досады видеть И стал за то в душе своей Меня, жестокий, ненавидеть. Я был всегда немного прост, Хотя высок; а сей несчастный, Имея самый глупый рост, Умён как бес - и зол ужасно.

Притом же, знай, к моей беде, В его чудесной бороде И, всё на свете презирая, Доколе борода цела - Вот он однажды с видом дружбы"Послушай, - хитро мне сказал, - Не откажись от важной службы: Я в чёрных книгах отыскал, Что за восточными горами, В глухом подвале, под замками Хранится меч - и что же? Я разобрал во тьме волшебной, Что волею судьбы враждебной Сей меч известен будет нам; Что нас обоих он погубит: Мне бороду мою отрубит, Тебе главу; суди же сам, Сколь важно нам приобретенье"Ну, что же?

Alfredo Catalani - Loreley (1993) / Альфредо Каталани - Лорелея (1993)