Святые Отцы о страхе Божьем и смертной памяти

Страх Господень — дар от Господа, и поставляет на стези любви. Венец премудрости — страх Господень, произращающий мир и невредимое здравие; но то и другое — дары Бога. Страх пред Богом есть начало и корень благочестия человеческого; не тот страх, который гонит из сердца любовь к предмету страха, но страх, как опасение оскорбить любвеобильного Бога преступлением Его заповедей. Страх Господень — кормчий души Ефрем Сирии. Страх Господень во всяком занятии подает благодать боящимся Господа Ефрем Сирии. Страх Господень — источник жизни Ефрем Сирии. Страх Господень просвещает душу Ефрем Сирии. Страх Господень истребляет лукавство Ефрем Сирии. Бойся Господа, и будет Он тебе стеною, и в день кончины обретешь благодать Ефрем Сирии.

8 главных страстей и борьба с ними по учению Иоанна Лествичника

Страх Божий Только что читал Добротолюбие, как раз главу о страхе Божьем. Сразу же посетили воспоминания о том, как неверно и превратно многие понимают это понятие. Публикую данный материал с целью прояснения данного вопроса естественно для тех, кто захочет обдумать и проанализировать слова подвижников во всём контексте произведения. Исходя из моего духовного опыта, я с ними согласен и нахожу подтверждение их слов в моей жизни и раздумиях по поводу веры и страха Божьего: Климент Александрийский - Страх - начало любви и потом в нее переходит.

Огнь для Богослужения взимается не из падшего естества - из Скинии Божией. “Огнь, снисшедши в сердце, - говорит святой Иоанн Лествичник.

Составленное монахом Раифским Даниилом, мужем честным и добродетельным Не могу сказать с достоверной точностью, в каком достопамятном граде родился и воспитывался сей великий муж до исшествия своего на подвиг брани; а какой град ныне покоит и нетленною пищею питает сего дивного, это мне известно. Он пребывает ныне в том граде, о котором говорит велегласный Павел, взывая: Но как сей вещественный достиг невещественных сил и совокупился с ними, это я постараюсь изъяснить по-возможности.

Будучи шестнадцати лет телесным возрастом, совершенством же разума тысячелетен, сей блаженный принес себя самого, как некую чистую и самопроизвольную жертву Великому Архиерею, и телом взошел на Синайскую, а душою на небесную гору; с тем, думаю, намерением, чтобы от видимого сего места иметь пользу и лучшее наставление к достижению невидимого. Умертвив себя таким образом, он имел в себе душу, как бы без разума и без воли, совершенно свободную и от естественного свойства; а еще удивительнее то, что, обладая внешнею мудростию, он обучался небесной простоте.

Ибо кичливость философии не совмещается со смирением. Но кто может выразить словами и восхвалить сказанием труды его, там понесенные?

О страхе Божием и лжи

Моя жизнь во Христе Не предпосылаю моему изданию предисловия: Все содержащееся в нем есть не иное что, как благодатное озарение души, которого я удостоился от Всепросвещающего Духа Божия в минуты глубокого к себе внимания и самоиспытания, особенно во время молитвы. Когда мог, я записывал благодатные мысли и чувства, и из этих записей многих годов составилась теперь книга.

Страх есть предвоображаемая беда; или иначе, страх есть трепетное чувство Итак, когда мы по этому действию узнаем пришествие Ангела Божия.

Начинается борьба человека за обретенное сокровище веры или его восхождение к совершенной любви. Любовь воинствует, а не спит. В чем же признак начала воинствования? И в чем признак, что воинствование истинное, а не ложное? Есть особая проба на золоте христианства, по которой его никогда ни с чем не спутаешь и по которой всегда можно отделить от него всякое не истинно христианское учение, в частности, сектантство.

Григорий Синаит, Д 5—

Греховные страсти и борьба с ними по учению преподобного Иоанна Лествичника

Иоанна Лествичника Уважаемые читатели! О безумной гордости Гордость есть отвержение Бога, бесовское изобретение, презрение человеков, матерь осуждения, исчадие похвал, знак бесплодия души, отгнание помощи Божией, предтеча умоисступления, виновница падений, причина беснования, источник гнева, дверь лицемерия, твердыня бесов, грехов хранилище, причина немилосердия, неведение сострадания, жестокий истязатель, бесчеловечный судья, противница Богу, корень хулы. Превозносись только теми добродетелями, которые ты совершил прежде рождения твоего; а те, которые ты исполнил после рождения, даровал тебе Бог, как и самое рождение.

Какие ты исправлял добродетели без помощи ума, те только и твои; потому что Бог даровал тебе и сам ум.

Причем, речь идет, к сожалению, отнюдь не о страхе Божием, а о страхе Лествичник пишет, что «страх есть предвоображаемая беда; или иначе.

Как ветры возмущают бездну, так и ярость больше всех страстей смущает ум. Стяжавший любовь расточил деньги, а кто говорит, что имеет и то и другое, тот сам себя обманывает. Сребролюбец бывает милостив, пока собирает деньги; а как скоро накопил их, так и сжал руки. Первый сторицею имением или дарованиями обогатится, а последний жизнь вечную наследует. Если мы будем чисты от последних двух страстей, то не престанем творить дела милосердия на всяком месте.

Тайн, когда они искренно анафематствуют свою ересь, а соблудившего, хотя он и исповедал сей грех, и перестал делать его, принимая, отлучает на целые годы от Пречистых Тайн, как повелевают апостольские правила? Многие из первых, поелику не знают зла сего, бывают свободны и от борьбы; а из последних многие, как познавшие опытом сию мерзость, терпят стужение и брани.

Впрочем, часто случается и совсем противное этому. Кто мя избавит, - говорит он, - от тела смерти сея Рим. А Григорий Богослов называет ее страстной, рабской и ночной.

Поучение четвертое. О страхе Божием

Кто служит своему чреву, и между тем хочет победить духа блуда: Когда чрево утесняется, тогда смиряется и сердце; если же оно упокоено пищею, то сердце возносится помыслами. Испытывай себя в первый час дня, в полдень, за час до принятия пищи, и узнаешь таким образом пользу поста. Поутру помысл играет и скитается; когда же настал шестой час он немного ослабевает; а во время захождения солнца окончательно смиряется.

Утесняй чрево воздержанием, и ты возможешь заградить себе уста; ибо язык укрепляется от множества снедей.

Знаменитая «Лествица» Иоанна Лествичника, одно из главных аскетических что духовный путь начинается с покаяния и страха Божия. Любовь же у.

Страх Господень умерщвляет всякое другое пожелание. Страх Господень ослабляет страсти. Боящийся Господа не преткнется, потому что ходит во свете заповедей Его. Бойся Господа, и будет Он тебе стеною, и в день кончины обретешь благодать. Страх Божий да будет всегда пред очами твоими, и грех не возобладает тобой. Великий свет в душе - страх Господень, который изгоняет из нее тьму и делает ее чистой. В ком есть страх Божий, тот не бывает беспечен, потому что всегда трезвится.

В ком есть страх Божий, тот легко спасается от козней врага. Враг ни в чем не уловляет его, потому что он из страха не позволяет себе плотских удовольствий. Кто же не имеет страха Божия, тот открыт нападениям диавольским. Кто не имеет страха Божия, тот парит умом и равнодушен к добру, спит без меры и нерадит о делах. Кто всегда имеет страх Божий и у кого сердце чистое, тот не любит злословить других, не услаждается чужими тайнами, не ищет себе отрады в падении других.

Страх Божий - вершина познаний; где нет его, там не найдешь ничего истинно доброго. Свет, войдя в темный дом, изгоняет из него тьму и освещает его.

св. Иоанн Лествичник. Лествица

Страх Божий, собственно, не боязнь Бога, а боязнь отпасть от Бога и впасть в грехи и страсти. Другой — сопряжен с самою любовью, производя в душе благоговение, чтобы она от дерзновения любви не дошла до пренебрежения Бога. А тот, который и без этого боязливого беспокойства из-за грехов всегда стоит в душе, этот страх чист и никогда не отойдет, потому что он некако соприсущ Богу, как дань от лица тварей, проявляя собою естественное всем благоговеинство пред Его величием, превысшим всякого царства и силы.

Имея внутрь себя страх Божий и нося непобедимое оружие веры, он силен бывает на все и может делать даже то, что многим кажется трудным и невозможным. Он ходит среди них, как гигант среди обезьянок или лев среди псов и лисиц, уповая на Господа, твердостию мудрования своего изумляет их, ужасает смыслы их, поражая их словами премудрости, как жезлом железным. Тогда окружают ее болезни адских мучений а Пс.

Житие преподобного отца нашего Иоанна Лествичника .. и я скажу, что если бы не было страха и великой опасности свергнуть с себя иго послушания.

Смерти боятся не только люди, а всё живое. Страх смерти — это естественное чувство, нужное в жизни природы. Животные, птицы, рыбы, насекомые стараются сохранить свою жизнь. Страх смерти есть желание жизни и помогает сохранить её; это чувство неизбежное, и всем нам, как это ни горько, придётся испытать его. Можно ли как-нибудь ослабить этот страх?

Или хотя бы объяснить, потому что всё, что мы смогли понять и объяснить, делается менее страшным. Люди мистически боялись грома и молнии только до тех пор, пока не узнали их причины. А может быть, лучше не пытаться что-либо объяснять, а просто не думать о том, что придётся когда-то умирать? Однако смерть, оттого что о ней не думают, не исчезнет, и страх смерти не исчезнет, а уйдёт глубже в подсознание. Там он будет опаснее и вреднее, чем будучи осознан; его скрытый яд будет отравлять радость жизни, а к концу её прорвётся наружу тяжкими страданиями.

Закрывая глаза и не думая, избавиться от страха смерти не удастся. Смерть не только естественна, но и неизбежна.

Преподобный Иоанн Лествичник (2)

О каком страхе это сказано? Страхе, который назван в Священном Писании началом премудрости. Это страх оскорбить Господа. Страх нарушить заповеди Его святые.

«Понятие о слезах, – говорит святой Лествичник, – по определению многих из Весьма утешительно, что всякие слезы, при посредстве страха Божия.

О Боге и вере: Посвящай начатки дня твоего Господу; ибо кому прежде отдашь их, того они и будут. Иное есть промысл Божий; иное — Божия помощь; иное — хранение; иное — милость Божия; и иное — утешение. Промысл Божий простирается на всякую тварь. Помощь Божия подается только верным. Хранение Божие бывает над такими верными, которые поистине верны.

Милости Божией сподобляются работающие Богу; а утешения — любящие Его. Тех мест, которые подают тебе случай к падению, убегай как бича; ибо когда мы не видим запрещенного плода, то не так сильно его и желаем. Прежде падения нашего бесы представляют нам Бога человеколюбивым, а после падения жестоким. Не думай, что ты по причине воздержания пасть не можешь; ибо некто, и ничего не вкушавший, был свержен с неба.

Иногда воспитание бывает причиною крайних зол, а иногда худое сообщество; но часто и собственное развращение души достаточно ей к погибели.

О страхе Божием и лжи